Турист Олег Иванов (iffoneoff)
Олег Иванов
был сегодня 9:45
Фотоальбом

Подземное царство

Признание
пользователей

Честно говоря, мы никогда не могли даже в теории предположить, что, приехав в незнакомый (и давно желанный) город, мы будем целых четыре с половиной часа с удовольствием… кататься на метро. Всем друзьям давно известно, что пользоваться общественным транспортом в наших заграничных поездках мы не любим, предпочитая передвигаться пешком. И тем не менее, одним из обязательных пунктов программы нашей спонтанной трехдневной поездки в Стокгольм, о которой я, надеюсь, еще напишу во всех полагающихся подробностях, было именно вдумчивое катание по синей ветке. Потому что именно она считается «самой протяженной галереей современного искусства в мире». Считается, разумеется, неофициально, при этом определение единственно возможное. В итоге впечтление от этого мероприятия оказалось настолько ярким, что я даже решил сделать небольшой фотоальбомчик, что-то вроде фото-экскурсии. приятного просмотра.

Жили мы в центре, поэтому наша экскурсия началась со станции Т-centralen, крупнейшего транспортного узла города. Здесь встречаются все три ветки стокгольмского метро, при этом зеленая и красная не представляют существенного интереса, вся красотища сосредоточена в самом низу, на синей линии.
Жили мы в центре, поэтому наша экскурсия началась со станции Т-centralen, крупнейшего транспортного узла города. Здесь встречаются все три ветки стокгольмского метро, при этом зеленая и красная не представляют существенного интереса, вся красотища сосредоточена в самом низу, на синей линии.
Синяя ветка строилась в 70-е годы ХХ века. Прогрызаться приходилось через чистый, незамутненный гранит. Шведы, не мудрствуя лукаво, решили вопрос с отделкой очень просто. Немного сгладили острые углы бетоном, и расписали каждую станцию в определенной тематике.
Синяя ветка строилась в 70-е годы ХХ века. Прогрызаться приходилось через чистый, незамутненный гранит. Шведы, не мудрствуя лукаво, решили вопрос с отделкой очень просто. Немного сгладили острые углы бетоном, и расписали каждую станцию в определенной тематике.
У нашей синей ветки три конечных станции. Нет, это не нонсенс.  На станции Вестра Скуген ветка раздваивается, половина поездов идет до конечной под названием Юльста, вторая половина до станции Акалла. До третьей конечной - Кунгстредгорден, от Т– Централен всего одна остановка,  вот с нее-то мы и решили продолжить осмотр. Станция конечно нас просто поразила. Прямо в гранит встроены какие-то скульптуры, фонари, колонны. Идея состояла в том, что, мол, при строительстве станции обнаружились развалины какого-то дворца. На самом деле, никакого дворца, собственно, не было, но выглядит всё вполне себе достоверно.
У нашей синей ветки три конечных станции. Нет, это не нонсенс. На станции Вестра Скуген ветка раздваивается, половина поездов идет до конечной под названием Юльста, вторая половина до станции Акалла. До третьей конечной - Кунгстредгорден, от Т– Централен всего одна остановка, вот с нее-то мы и решили продолжить осмотр. Станция конечно нас просто поразила. Прямо в гранит встроены какие-то скульптуры, фонари, колонны. Идея состояла в том, что, мол, при строительстве станции обнаружились развалины какого-то дворца. На самом деле, никакого дворца, собственно, не было, но выглядит всё вполне себе достоверно.
Жаль, что не все станции производят равное впечатление. Разумеется, какие- то из них оформлены попроще, с меньшей фантазией. На каких-то станциях мы и вовсе не задерживались, выглядывая из дверей и понимая, что ловить тут особенно вроде нечего. Но на станции "Ратушная", или Родхусет, мы еще не чувствовали себя замерзшими и уставшими, поэтому подивились галошам, свисающим с потолка и корзинкам, вмонтированным в стену.
Жаль, что не все станции производят равное впечатление. Разумеется, какие- то из них оформлены попроще, с меньшей фантазией. На каких-то станциях мы и вовсе не задерживались, выглядывая из дверей и понимая, что ловить тут особенно вроде нечего. Но на станции "Ратушная", или Родхусет, мы еще не чувствовали себя замерзшими и уставшими, поэтому подивились галошам, свисающим с потолка и корзинкам, вмонтированным в стену.
Станцию Фридхемсплан, будто забрызганную разноцветной краской из пульверизатора, наш мозг проследовал без остановки. Кроме стилизованного деревянного голубя на потолке, ничего шибко примечательного не обнаружено. Прибываем на Стадсхаген. Сине-желтая подсветка ступеней эскалаторов, схематичные изображения синей ветки на стенах, и несколько панно с играющими футболистами. Слева желтая команда, справа красная.
Станцию Фридхемсплан, будто забрызганную разноцветной краской из пульверизатора, наш мозг проследовал без остановки. Кроме стилизованного деревянного голубя на потолке, ничего шибко примечательного не обнаружено. Прибываем на Стадсхаген. Сине-желтая подсветка ступеней эскалаторов, схематичные изображения синей ветки на стенах, и несколько панно с играющими футболистами. Слева желтая команда, справа красная.
А вот станция Вестра Скуген, на которой синяя ветка раздваивается, занимательна странной формы ограждениями между платформами...
А вот станция Вестра Скуген, на которой синяя ветка раздваивается, занимательна странной формы ограждениями между платформами...
На развилке мы застряли в раздумьях. Куда податься, налево или направо. Долго мы, впрочем, не думали. Какой поезд подошел первым, туда и поехали. Вышло налево. Станция Хувудста. Подкупила нас крайне оригинальным оформлением. Хотя вот тут уже мы начали немного уставать, понимая, что ввязались мы в отнюдь не шуточное мероприятие. В выходные по левой и правой части ветки поезда ходят нечасто, примерно раз в 8-10 минут. А на станциях, на минуточку, холодновато даже при общей стокгольмской жаре...Помножить время ожидания на общее количество станций, и получается, что закончится наша эпопея совсем нескоро.
На развилке мы застряли в раздумьях. Куда податься, налево или направо. Долго мы, впрочем, не думали. Какой поезд подошел первым, туда и поехали. Вышло налево. Станция Хувудста. Подкупила нас крайне оригинальным оформлением. Хотя вот тут уже мы начали немного уставать, понимая, что ввязались мы в отнюдь не шуточное мероприятие. В выходные по левой и правой части ветки поезда ходят нечасто, примерно раз в 8-10 минут. А на станциях, на минуточку, холодновато даже при общей стокгольмской жаре...Помножить время ожидания на общее количество станций, и получается, что закончится наша эпопея совсем нескоро.
Станция Сольна Стренд. Минималистически оформленная, подкупила она нас кубами голубого неба, беспорядочно торчащими из гранитного массива... Вроде общий тон серый, а настроение шаловливое.
Станция Сольна Стренд. Минималистически оформленная, подкупила она нас кубами голубого неба, беспорядочно торчащими из гранитного массива... Вроде общий тон серый, а настроение шаловливое.
Сундбюбергс Сентрум. Примечательна некоей стропильной конструкцией, подвешенной в проходе между платформами. Тем не менее, 8 минут мы потеряли в ожидании следующего поезда.
Сундбюбергс Сентрум. Примечательна некоей стропильной конструкцией, подвешенной в проходе между платформами. Тем не менее, 8 минут мы потеряли в ожидании следующего поезда.
О станции Дувбу нет ни в одном путеводителе никаких упоминаний. Однако, огромное ухо при выходе на платформу и любопытная крыша дома в самом её конце, выглядят очень любопытно.
О станции Дувбу нет ни в одном путеводителе никаких упоминаний. Однако, огромное ухо при выходе на платформу и любопытная крыша дома в самом её конце, выглядят очень любопытно.
А вот на следующей остановке нам восьми минут между поездами не хватило. Потому что на стенах, окаймляющих платформу, запечатлена ученической рукой вся история человечества, с древнейших времен до наших дней. И выглядит это с одной стороны легко, а с другой очень поучительно. Станция Риссне.
А вот на следующей остановке нам восьми минут между поездами не хватило. Потому что на стенах, окаймляющих платформу, запечатлена ученической рукой вся история человечества, с древнейших времен до наших дней. И выглядит это с одной стороны легко, а с другой очень поучительно. Станция Риссне.
Станция Ринкебю. Словно выглядывающие из-под штукатурки древнегреческие мозаики... Гробницы королей. У станции, между прочим, дурная слава. Район города, который она обслуживает, заселен эмигрантами, – африканцами и арабами... Ну что ж, нам с ними детей не крестить, а станция красивая.
Станция Ринкебю. Словно выглядывающие из-под штукатурки древнегреческие мозаики... Гробницы королей. У станции, между прочим, дурная слава. Район города, который она обслуживает, заселен эмигрантами, – африканцами и арабами... Ну что ж, нам с ними детей не крестить, а станция красивая.
Станция Риссна. Вроде ничего особенного на всей платформе, а приглядишься – что-то, напоминающее заставку из "Игры Престолов".
Станция Риссна. Вроде ничего особенного на всей платформе, а приглядишься – что-то, напоминающее заставку из "Игры Престолов".
А вот со станции Тенста у нас образовалось больше всего фотографий. Ну потому что очень здорово сделано. У этого шаловливого чуда и автор есть. Художника, оформившего пространство, зовут Хельга Хенштен. Браво, наши аплодисменты и восхищение.
А вот со станции Тенста у нас образовалось больше всего фотографий. Ну потому что очень здорово сделано. У этого шаловливого чуда и автор есть. Художника, оформившего пространство, зовут Хельга Хенштен. Браво, наши аплодисменты и восхищение.
Одна из платформ завешана плакатами, на которых на 18 языках написано слово "Солидарность".
Одна из платформ завешана плакатами, на которых на 18 языках написано слово "Солидарность".
А вот эта станция есть на всех фотографиях, так или иначе иллюстрирующих стокгольмский метрополитен. Я, долго её не наблюдая, впал в тихую панику. И когда, наконец, увидел знакомые по фото красные стены, был в полном восторге. Моя любимая станция, так точно. Сольна Центрум.
А вот эта станция есть на всех фотографиях, так или иначе иллюстрирующих стокгольмский метрополитен. Я, долго её не наблюдая, впал в тихую панику. И когда, наконец, увидел знакомые по фото красные стены, был в полном восторге. Моя любимая станция, так точно. Сольна Центрум.
Подъезжая к станции Халлонберген, мы уже понимали, что это последний номер нашей программы. Устали, всё-таки четыре с половиной часа под землей... Хотелось жрать, курить и в туалет. И тем не менее, вот здесь мы тоже зависли. Потому что ироничности оформления платформы можно только позавидовать. Расписанные будто рукой ребенка стены выглядят очень трогательно.
Подъезжая к станции Халлонберген, мы уже понимали, что это последний номер нашей программы. Устали, всё-таки четыре с половиной часа под землей... Хотелось жрать, курить и в туалет. И тем не менее, вот здесь мы тоже зависли. Потому что ироничности оформления платформы можно только позавидовать. Расписанные будто рукой ребенка стены выглядят очень трогательно.
Пора и на свет божий.
Пора и на свет божий.
Последний взгляд на вестибюль "Т- Централен". Надеюсь, экскурсия вам понравилась.
Последний взгляд на вестибюль "Т- Централен". Надеюсь, экскурсия вам понравилась.
Комментарии к альбому